Наука

Юрист сообщил о тайной реабилитации сталинских чекистов и Новодворской

«Беспрецедентный случай»: реабилитированы соратники Берии

Десятки репрессированных в 1930-1950 годах советских чекистов были тайно реабилитированы в России несколько лет назад, сообщил юрист Александр Бусаров. В отношении некоторых из них решение о реабилитации было отменено.

Десятки сотрудников советских органов государственной безопасности, расстрелянных в 1930-1950 годы, были реабилитированы в 2012-2013 годах, заявил «Радио Свобода» проживающий в Европе юрист Александр Бусаров. По его словам, в числе лиц, с которых задним числом были сняты обвинения, послужившие основанием для казни или длительного тюремного заключения, оказались такие известные чекисты, как начальник отдела оперативной техники НКВД Михаил Алехин и близкий сподвижник Лаврентия Берии, заместитель министра внутренних дел СССР Степан Мамулов, после смерти Иосифа Сталина приговоренный к 15-летнему сроку и отсидевший его во Владимирской тюрьме.

По мнению Бусарова, подававшего запросы на реабилитацию упомянутых и других сотрудников спецслужб,

военная прокуратура «должна была, заново рассмотрев дела, выносить решения о том, что они являются преступниками и реабилитации не подлежат, то есть приговаривать их повторно,

но уже не по вымышленным обвинениям в шпионаже и троцкизме, а за служебные преступления».

Однако, вопреки ожиданиям юриста, Главная военная прокуратура в 2012 году «в атмосфере строжайшей секретности принялась реабилитировать отъявленных преступников, повинных в гибели сотен тысяч людей». В целях конспирации Бусаров скрыл реализацию своего проекта от журналистов и попытался выглядеть перед соответствующими инстанциями «фанатичным сталинистом, который стремится прославить сотрудников НКВД».

«Полагаю, что они увидели во мне человека, который восстанавливает добрую память о чекистах.

Я был на личных приемах, разговаривал с военными прокурорами, мы общались в неформальной обстановке, и я говорил им, что хороших чекистов следует отделить от плохих. Диссидента во мне никто не видел»,

— рассказал он.

Если верить Бусарову, чей служивший в НКВД прадед был расстрелян в 1939 году, его целью было разобраться, «что сделало этих людей палачами», а также проверить отношение к репрессированным чекистам со стороны современной российской политической системы. В качестве подтверждения массовой реабилитации расстрелянных или отправленных в тюрьмы работников госбезопасности, Бусаров продемонстрировал документ от 22 января 2013 года, подписанный старшим военным прокурором 4 отдела 4 управления Главной военной прокуратуры А. Е. Сожигаевым о реабилитации экс-заместителя наркома внутренних дел СССР, одного из организаторов «Большого террора» и члена особой тройки НКВД Якова Агранова.

Получив положительные ответы о реабилитации, Бусаров начал рассылать письма с требованием вернуть чекистам государственные награды и восстановить их в воинских званиях. Юрист полагает, что это привлекло внимание властей, после чего решения о реабилитации Агранова и других отменили. При этом в отношении ряда лиц постановления о реабилитации были оставлены в силе.

«Это совершенно беспрецедентный случай, такого потока дереабилитаций в истории прокуратуры никогда не было»,

— подчеркнул Бусаров, который одновременно подавал заявления о реабилитации людей, боровшихся против советского режима, и добился отмены приговора известной правозащитнице Валерии Новодворской.

Главная военная прокуратура России заявления юриста Бусарова пока не прокомментировала.

Ранее ФСБ рассекретила уголовное дело одного из руководителей Белого движения в годы Гражданской войны в России Александра Колчака. Однако исследователи не могут ознакомиться с материалами, так как адмирал, расстрелянный без суда, не был реабилитирован. Правозащитная группа «Команда 29» намерена через суд получить доступ к материалам дела. Обнародование документов поднимет в обществе дискуссию о том, на каких основаниях Колчак был отправлен на смерть, считает добившийся решения от ФСБ житель Санкт-Петербурга Дмитрий Остряков.

Новости СМИ2

Кроме того, «Коммерсант» рассказал историю исследователя Сергея Прудовского,

которому управление ФСБ по Москве и Московской области отказалось выдать протокол заседания особой тройки НКВД с информацией об осужденных в 1937–1938 годах.

Ведомство указало, что в документах есть конфиденциальные данные, распространение которых ограничено «по служебной необходимости»: речь идет о фамилиях членов тройки.

Источник

Похожие записи