Мнения

Семен Новопрудский о том, почему не надо запрещать оскорблять власть

Семен Новопрудский

Журналист

Ненавидеть молча

Поэт Александр Пушкин почти 200 лет назад безошибочно предсказал явление на Руси сенатора Андрея Клишаса: «Он уважать себя заставил и лучше выдумать не мог». А теперь к делу.

Иногда кажется, что большинство законов, которые принимаются в России в последние годы, делятся на две категории: глупые и опасные. Но некоторые из законов сочетают в себе сразу оба этих достоинства. К таким — глупым и опасным одновременно — относятся так называемые «законы Клишаса» (хотя он не единственный автор этих мудрых юридических новелл) о наказании за распространение фейковых новостей и проявление в интернет-публикациях неуважения к органам власти, государственным символам, обществу и государству.

Закон о наказании за фейковые новости формально еще имеет какой-то смысл и критерии оценки (его главная проблема — в невозможности адекватного применения — хотя бы потому, что авторы явно ведь не имеют ввиду наказание нашей госпропаганды за бесконечные фейки в пользу позиции власти; подразумевается кара исключительно за «оппозиционные» фейки). А вот с законом о штрафах за неуважение к органам власти, государственным символам, обществу и государству — совсем беда. Такого закона в нормальной стране не должно быть в принципе.

Если напрячь воображение, еще можно понять, что такое «оскорбление госсимволов». Скажем, когда человек публично сжигает флаг своей страны. В некоторых государствах (немногих) есть законодательно установленное наказание за такое действие. При этом, например, в Дании сжигать флаг своей страны датчане могут сколько душе угодно. Но их накажут за поджог флага любого другого государства. Логика такая: датский флаг — собственность каждого датчанина, и со своей собственностью вы можете делать все, что вам заблагорассудится. Флаг другой страны — чужая собственность, а вот ее повреждать вы не имеете права.

«Неуважение» к государству, обществу и органам власти, как и их оскорбление, с точки зрения закона, — вообще чистая абстракция.

Когда вы кого-то оскорбляете — вы выражаете свои чувства. А чувства в принципе не могут быть предметом права. Они – предмет личной бытовой культуры и морали.

Если вы оскорбили чиновника недобрым словом, обозвали «земляным червем» или «хромосомным аберрантом» — это не преступление. Если вы солгали относительно его собственности или конкретных поступков — есть уголовная статья за клевету. «Органы государства», «общество» и «государство» — это вообще бездушные субстанции. У них нет никакой конкретной субъектности. Их невозможно оскорбить по определению. Как можно оскорбить министерство или департамент? Что именно вы оскорбляете в таком случае — название? Вывеску на здании? Сколько человек являются «обществом», оскорбление которого считается достаточным для наказания — два, сто, миллион?

Поскольку уважение или неуважение — это всегда личное отношение человека к другому человеку, власти или государству — невозможно заставлять человека силой закона испытывать «правильное» чувство. Если вам законодательно запретят критиковать начальство и государство в интернете и вы честно испугаетесь этого запрета, подчинившись, в лучшем случае власть добьется ли того, что вы будете ненавидеть ее молча. А подавленная агрессия никогда не доводит до добра. Особенно если это массовая, коллективная подавленная агрессия.

Если власть боится критики и запрещает себя критиковать законом, то есть силой страха, получаются отношения «страх за страх». Никаким уважением тут и не пахнет. Увы, путать страх с уважением и насилие с любовью («боится значит уважает», «бьет значит любит») — наша давняя историческая привычка.

Народ четко уловил суть «законов Клишаса» и отреагировал порцией мемов абсолютно идентичного содержания: будешь критиковать власть — накажут за оскорбление, будешь хвалить — накажут за фейк.

Возможность публично критиковать и даже — о, ужас! — обзывать государство последними или предпоследними словами — это, в случае с российским менталитетом, еще и эффективный, причем безопасный для самого государства способ «выпускать пар». Как-то уживаться со «свинцовыми мерзостями бытия». Отвести душу, наконец. Оскорблять и обзывать кого-либо, переходить на личности в споре — безусловно, не доблесть. Но и не преступление. Это просто показатель уровня развития и культуры конкретного человека.

ВЦИОМ регулярно опрашивает россиян на предмет использования ненормативной лексики, которая по самой своей сути первый кандидат на то, чтобы считаться оскорблением, если используется в отношении представителей государства. Согласно последнему такому опросу, регулярно используют такие слова 37% россиян (в данном случае можно не сомневаться в честности отвечающих). При этом 18% респондентов сказали, что ругаются матом каждый день, а еще 19% — несколько раз в неделю (так поставлен вопрос, едва ли люди специально высчитывают частоту использования мата). Число россиян, вообще не использующих в своей речи ненормативную лексику, за 10 лет практически не изменилось и составляет 38%.

Честно говоря, у меня есть ощущение, что значительная часть из этих 38% просто не считает мат ненормативной лексикой. Для них это вполне себе норма.

В любом случае очевидно, что привычка использовать крепкие слова в повседневной речи — устной и письменной (к слову, тот же Фейсбук и так банит за мат, «законы Клишаса» ему не нужны) — глубоко укоренена в жизни десятков миллионов россиян. Не надо лишать россиян законодательно возможности сказать и написать все, что они думают о чиновниках, пусть даже в грубой форме. Баньте в соцсетях за мат. Научитесь сами разговаривать с людьми чистым, грамотным русским языком — без ругательств и оскорблений. Но, главное, заслужите уважение людей своими делами. И никто не будет вас оскорблять. Уважение — всегда производная от поступков человека. Оно возникает «после», а не заранее.

Силой закона, как и силой оружия, уважение к власти, государству и обществу все равно не внушить. Разве только страх. А уровень молчаливой ненависти и агрессии можно поднять запросто, хотя этого у нас и так полное изобилие.

Источник

Похожие записи