Мнения

Семен Новопрудский о лучшем способе оценить пенсионную реформу

Семен Новопрудский

Журналист

Пенсия или жизнь

В России теперь страшно не дожить до пенсии. И страшно — дожить. Что страшнее? Давайте разбираться.

На днях аналитический центр НАФИ и Российский геронтологический научно-клинический центр опубликовали исследование, показывающее, как живут на пенсии россияне, которые успели дожить до нее при прежнем пенсионном возрасте. Оказалось, что в России более 9 миллионов одиноких пенсионеров, которые физически способны позаботиться о себе. Но половина из таких людей не в состоянии прожить на пенсию и финансово зависят от своих родственников. При этом 22% пожилых людей, живущих отдельно от родственников, продолжают работать. (Ну и молодцы, добавлю от себя. Лично я — будь такая возможность — готов работать, пока организм не скажет последнее «прости»).

Это и есть самое страшное в российской пенсионной системе — невозможность одиноких относительно здоровых стариков прожить на пенсию, которую им платит государство. Всю жизнь горбатились — а теперь умирать в нищете, сражаясь еще с нарастающей немощью.

По данным Росстата, текущая (есть еще и ожидаемая при рождении) средняя продолжительность жизни мужчин в России в 2018 году выросла до 67,51 года. То есть такой показатель дает для мужчин при новом пенсионном возрасте — 65 лет – дожитие в два с половиной года. Средняя продолжительность жизни женщин в прошлом году увеличилась до 77,64 года. При новом пенсионном возрасте — 60 лет — и сохранении такой продолжительности жизни женщины в среднем будут жить на пенсии 17 с половиной лет. Правда, по всем прогнозам, продолжительность жизни должна постепенно расти. Но зачем работать десятки лет и доживать до пенсии, если на пособие по старости невозможно выжить без посторонней финансовой помощи? А если эту помощь взять неоткуда?

В России сплошь и рядом в провинции пенсионеры помогают «молодым да безработным».

Конечно, можно надеяться на родственников или пытаться копить специально на старость. Но сейчас примерно у двух третей россиян нет никаких сбережений. Взяться им неоткуда — народ у нас, в отличие от нескольких десятков богатейших семей, мягко говоря, не богатеет. И при нынешнем курсе уже не разбогатеет — будем реалистами.

У людей старше 40 начинаются серьезные проблемы с работой. Более того, в России даже наличие работы не является не только возможностью что-то накопить, но хотя бы гарантированным спасением от нищеты. По данным Росстата, более 12 миллионов постоянно работающих россиян находятся за чертой бедности. То есть почти две трети нищих в России, по официальной статистике, имеют работу. При этом государство ничего не знает о реальных доходах по меньшей мере еще 15 миллионов самозанятых. Среди них тоже может оказаться немало бедняков, а исключенность из легального рынка труда вообще лишает их шансов на получении пенсии.

Так что накопить на пенсию, чтобы обрести в старости полную независимость от государства — точно не вариант для большинства россиян в зрелом, но еще далеком от пенсионного, возрасте.

Есть, конечно, попытки государства создать накопительные пенсии, индивидуальный пенсионный капитал. Однако прошлый заход на такую систему кончился наглым обманом граждан со стороны государства — в 2013 году оно заморозило накопительные пенсии россиян. Сказало, что только на год и что такое больше не повторится. Но с тех пор так и не разморозило, продлив заморозку уже до 2021 года включительно. Будут ли готовы россияне доверить такому государству или негосударственным пенсионным фондам свои пенсионные накопления — большой вопрос. Даже если доверят, исключать «кидалово» было бы крайне недальновидно.

Государство пыталось убедить нас в том, что главный смысл повышения пенсионного возраста — возможность обеспечить рост пенсий. А иначе, мол, может не быть вообще никаких. Пенсии обещают повышать в среднем на 1000 рублей в каждый год пенсионной реформы. По нынешним раскладам, она должна закончиться в 2034 году, когда пенсионный возраст у мужчин достигнет 65 лет. Через 15 лет даже в России все-таки наверно не останется у власти никого из авторов этой реформы — так что с них не удастся спросить по чисто физиологическим причинам. Средняя пенсия, если она действительно будет расти на 1000 рублей в год, к моменту окончания реформы окажется примерно в районе 28 тысяч рублей в месяц. Даже сейчас на эти деньги трудно прожить во многих регионах России. А через 15 лет значительную часть этой прибавки неизбежно съест накопленная инфляция.

Поэтому у пенсионной реформы есть один главный критерий, по которому можно будет оценивать, провалилась ли она или закончилась успешно — могут ли существовать на эту пенсию одинокие относительно здоровые пенсионеры.

В противном случае честнее рассматривать вариант безусловного дохода или вернуться к тому, с чего примерно 130 лет назад начиналась история пенсий. К идее графа, князя Отто Эдуарда Леопольда фон Бисмарка-Шёнхаузена — создателя первой пенсионной системы. Он придумал, чтобы государство платило пожизненные пенсии старикам за счет работающих сограждан более молодого возраста. Но с одной оговоркой — пенсии полагались не просто как вознаграждение старикам за годы их труда, а именно как пособия по нетрудоспособности. Медики в Германии освидетельствовали пожилых людей и определяли, могут ли они еще работать. При этом по достижении человеком 70 лет Бисмарк предложил не проводить таких освидетельствований, а просто по умолчанию считать, что работать в этом возрасте люди больше не могут. Так и появился первый в истории человечества «пенсионный возраст».

Россиянам станет труднее дожить до пенсии. Повышение пенсионного возраста неизбежно поменяет логику жизни миллионов наших сограждан. Но если и в 2034 году пенсий не хватит на жизнь даже физически крепким пожилым людям, можно смело говорить, что пенсионная реформа провалилась.

Государство вообще нужно только затем, чтобы создавать людям условия для достойного заработка и, по возможности, охранять их безопасность. Именно для этого мы отдаем государству наши труд и здоровье, наши налоги и голоса на выборах. Если доживем до пенсии по новому пенсионному возрасту — увидим, можно ли будет на нее жить дальше.

Источник

Похожие записи