Бизнес

О многоэтажной застройке, в которой невозможно жить

Бетонный ад: почему «человейники» расползаются по Москве

Плотную многоэтажную застройку, которой в Москве становится все больше, неслучайно назвали «человейниками». Раньше жители сетовали на «лужковский принцип» точечного строительства, но появление в Москве молодого главного архитектора в лице Сергея Кузнецова показывает: маскировка урбан-блоков красивыми и модными фасадами не спасает многоэтажные гетто.

Российская столица активно застраивается «человейниками» — это плотно застроенные многоэтажками микрорайоны с малым количеством парковок, детских площадок и зеленых зон. В районы гетто, в которых жить полноценной жизнью просто нельзя, постепенно превращаются, например, Восточный и Юго-Восточный округа Москвы.

Многоэтажная «романтика»

Любой житель Москвы встречал гигантские дома, построенные впритык друг к другу, в Котельниках, Коммунарке и еще много где. Районы рискуют быть перенаселенными из-за этих монструозных, «понатыканных» не вполне логично зданий, при этом никакой социальной инфраструктуры там нет. Выглянув из окна квартиры в таком доме, очень часто можно увидеть только сплошную стоянку — о нормальном дворе остается только мечтать.

К эстетике монструозных многоэтажек много вопросов. Если их строят посреди старых дворов пятиэтажек или на обочинах дорог, это как минимум выглядит нелепо. Огромные дома — коробки, шоссе вместо улиц, торговые центры вместо уличного разнообразия — это уже реальность. Облик столицы России в этих районах можно назвать постыдным.

За внешний вид Москвы отвечает, безусловно, мэрия. Основные обязанности — на плечах главного архитектора города Сергея Кузнецова. Ранее он был руководящим партнером архитектурного объединения «SPEECH Чобан & Кузнецов». По данным официального портала мэра и правительства Москвы, он отвечает за архитектурно-художественный облик столицы и за проекты планировки территории. Как отвечает на деле — это уже вопрос большой дискуссии.

Так, например, неприглядный вид нашей столицы волнует московских архитекторов. Совет союза московских архитекторов в открытой резолюции раскритиковал градостроительный беспредел в Москве, поскольку в худшую меняется даже центр столицы, теряя свой исторический облик. Сам же Кузнецов говорил, что ранее на уродующие дома жаловались: «… у Лужкова плохой вкус». Но не он же сам рисовал эти дома! Я считаю, что это ответственность архитекторов, которые держали в своих руках карандаш». При этом архитектурный совет под его руководством одобряет подобную застройку. Так,

в марте «в целом» ему понравился проект на Ленинградском шоссе – две 20-этажные башни и башни по 11 и 14 этажей, а в декабре — проект МФК в 1-м Сетуньском проезде, где одна из башен будет высотой 154 метра. При этом сам Кузнецов часто оперирует красивыми терминами, описывающими динамичные рисунки фасадов.

Фасады являются лишь одним направлением в сфере его полномочий — в ведении главного архитектора находятся контроль создания архитектурных объектов и градостроительных решений, курирование Генплана, участие в рассмотрении проектов градостроительных планов земельных участков, участие в проведении конкурсов, разработке проектов реконструкции исторического центра.

«Нарушено обещание прекратить точечное строительство, сняты ограничения этажности, фактически отсутствует регулирование градостроительных работ. В итоге растет чрезмерная плотность застройки, нагрузка на транспорт, на инфраструктуру, множатся протесты населения», — говорится в резолюции.

Вместе с тем под руководством главного архитектора проведена разработка стандартов массовой застройки, а застройщиков обязали получать свидетельство об архитектурно-градостроительном решении. Как говорится в постановлении № 284-ПП от 30.04.2013, его цель — «формирование и преемственное развитие композиции, силуаэта и архитектурно-художественного облика столицы, сохранение культурного наследия, создание гармоничной, благоустроенной и комфортной городской среды». То есть возглавляемый Кузнецовым Архсовет получил возможность непосредственно влиять на формирование архитектурного облика Москвы. Согласно постановлению, на главного архитектора возложена персональная ответственность за принятие решения по утверждению архитектурно-градостроительных решений.

Как сказал архитектор, почетный строитель Москвы Алексей Кротов «Новым известиям», сейчас востребована не архитектура, а урбан-блоки. «В роли главного архитектора столицы вчерашний визуализатор. Строят то, что можно продать сейчас. О завтрашнем дне никто не думает. Москву превращают в перевалочную базу. Здесь все для приезжих. Для своих – реновация, но по существу это та же массовая застройка зданиями эпохи ипотеки. Бедненькая и страшная монолитная скука», — сказал Кротов.

Новости СМИ2

Действительно, именно так выглядят плотно застроенные многоэтажками районы. Если можно смириться с тем, что их вид вызывает тоску, то сложно смириться с элементарными неудобствами. Жители многоэтажки, расположенной на отшибе в поле, могут пользоваться только автомобилем.

«Если в доме 192 квартиры, можно себе представить, какая огромная нужна территория под дешевые парковки. Все мы знаем площади, например, у IKEA. Некрасиво, когда большой пустырь заставлен автомобилями. Вот так выглядят дешевые высокоэтажные районы», — сказала «Газете.Ru» директор Центра градостроительных компетенций Института общественных наук РАНХиГС Ирина Ирбитская.

К тому же происходит деградация среды. По словам эксперта, даже если при продаже квартиры рядом с домом рекламируется красивый сквер, скорее всего, они придет в запустение.

«Красивая обертка слетит быстро. Это не прогноз, это факты жизни. Такие районы в ближайшем «замкадье» есть», — сказала она.

Из таких мест бегут нормальные магазины, а местные школы, детские сады, больницы оказываются неготовыми принять столько людей. О зелени вокруг дома и вовсе стоит забыть, хотя у каждого человека есть потребность быть близко к природе.

«Колышущаяся зеленая масса, на которую вы смотрите из окна квартиры, меняет весь ваш день. И совсем другое восприятие, когда вы ежедневно из окна наблюдаете шумную транспортную бабочку-развязку. А от этих «пейзажей» серьезно зависят и настроение, и работоспособность людей», — говорил «Газете.Ru» доктор биологических наук, профессор кафедры биогеографии географического факультета МГУ, профессор РАН Алексей Бобров.

Что касается «застройки для приезжих», этот факт легко объяснить ценами на жилье. Районы гетто будут востребованы — без общественных пространств и комфортной для жизни среды цены на квартиры продолжат падать.

В конце августа эксперты инвестиционно-риэлтерской компании Est-a-Tet назвали ЮВАО самым дешевым районом на рынке первичного жилья. Средний бюджет предложения там находится на уровне 8,3 миллиона рублей. Спальные районы Северный (СВАО), Некрасовка (ЮВАО) и Крюково (ЗелАО) оказались лидерами в списке десяти районов Москвы с самыми низкими ценами на квартиры в новостройках. При этом, как известно, цена всегда являлась и является главным критерием при покупке жилья. У приезжих нет другого выбора — заселять районы, медленно, но верно превращающиеся в гетто.

Наука о высотном

Получается, что зачастую красивый облик города — это только слова. И выглядеть приятно и служить людям заслуживают только зоны, соседствующие с Красной площадью. Так, например, Зарядье — это повод для гордости главного архитектора Москвы. Но дальше от центра строится все больше несуразных многоэтажек-гробов без инфраструктуры. Девелоперы приносят проект — чиновники его утверждают. На периферии Москва все больше стремится к тому, чтобы лишится облика вообще. Именно обезличенность и серость становятся визитной карточкой упомянутых ранее районов.

При этом Сергей Кузнецов предпочитает дистанцироваться от проблем хаотичной жилой застройки, но любит участвовать в конкурсах, касающихся государственных проектов (зачастую федеральных) — эти объекты можно записать себе в резюме, а их заказчиками выступают государственные и другие структуры, которые так или иначе все равно способны привлечь лучших архитекторов.

Как говорится на сайте Архсовета, по его инициативе организовано более 50 архитектурных конкурсов, причем он лично входит в жюри или выступает председателем. Так, речь идет о конкурсах на разработку архитектурно-градостроительной концепции МФЦ в Рублево-Архангельском, ландшафтно-архитектурной концепции парка «Зарядье», объемно-планировочных решений бассейна «Лужников», концепции архитектурного проекта нового здания Государственного центра современного искусства («Новый ГЦСИ»), концепции архитектурно художественного образа фасадов Нового музейного комплекса Третьяковки.

В прошлом году жители 75-го квартала Хорошево – Мневники жаловались: «Помимо трех строящихся башен до 60 этажей строятся еще две на расстоянии 20 метров от окон». На то обращении Сергей Кузнецов ответил, что квартал строился еще до его вступления в должность главного архитектора, добавив при этом, что люди сами решили селиться в эти дома.

«О чем это говорит? О том, что люди, являющиеся полноправными участниками рынка недвижимости при покупке жилья, зачастую занимают иждивенческую позицию. Они не говорят, что сами не проанализировали инфраструктуру квартала, где собирались жить, не поинтересовались еще до покупки недвижимости, где будут ставить машину, куда поведут ребенка в детсад», — заявил он «Российской газете».

Подобные рассуждения о необходимости «резидентурной миграции» в эфире одной из радиостанций привели к тому, что на сайте Change.org появилась петиция с требованием извинений и отставки Кузнецова. «Пришло время напомнить г-ну Кузнецову, что чиновник — не барин, а граждане — не холопы», — говорилось в петиции, которую подписали более 8 тыс. человек.

Однако со вступлением Кузнецова в должность ситуация не поменялась, ведь такие дома продолжают строить. В ноябре Кузнецов сказал «Коммерсант FM», что закон о реновации, который был принят в прошлом году, ограничений в этажности домов не предусматривает. Так он прокомментировал сообщение депутата Северного Измайлова Дмитрия Барановского, который написал в своем блоге о строительстве 31-этажного дома на улице Константина Федина. «О каких, например, парковках может идти речь, если на 825 квартир приходится всего 26 парковок? А социальные объекты будут в шаговой доступности, только если в переполненных школах введут вторую смену», — сетовал депутат.

Так что, Москва продолжает и, видимо, продолжит активно расти ввысь. В 2018 году средняя высота новостроек Москвы достигла 20 этажей.

«Это удивительно для такой огромной страны, как Россия», — сказала «Газете.Ru» директор Института региональных исследований и городского планирования НИУ ВШЭ Ирина Ильина. По ее словам, институт проводил опросы среди населения, благодаря которым выяснил, что большинство людей считают комфортными 4-й, 5-й, 6-й этажи.

«В центральной части Москвы высокие дома могут быть. Есть некая концептуальная идея мощного центра. Но в целом в московском периметре должна быть среднеэтажная застройка. На мой взгляд, это 8-12 этажей», — сказал Ильина.

Высокая этажность «это вред», соглашается Ирбитская. В первую очередь, потому, что она предполагает чрезмерное количество жителей на одном гектаре городской территории. «Больше 100 соседей не могут договориться и качественно эксплуатировать свой дом, подъезд, фасады, территорию, остекление балконов», — сказала она.

При этом многоэтажный дом — это недешево. «Высокие здания, вопреки утверждениям застройщиков и городских властей, это, на самом деле, очень дорого. Как только мы строим 24 этажа, появляются лифты, дорогая экплуатация фасадов и так далее.

Многоэтажные дома по определению не могут быть доступными»,

— отметила Ирбитская.

По словам Кротова, глобально эту ситуацию в столице может изменить только полная перестройка системы. Такие отвечающие за облик города структуры, как Градостроительный совет Москвы, Экспертно-консультативного общественного совет при главном архитекторе города и Методсовет министерства культуры сейчас работают неэффективно, и их деятельность необходимо восстановить. При этом должности руководителей Москомархитектуры и Москомнаследия должны стать не назначаемыми, как сейчас, а выборными на конкурсной основе.

Источник

Похожие записи