Мир

Леонид Ганкин — о том, как отношения между Москвой и Вашингтоном проделали полный круг

Леонид Ганкин — о том, как отношения между Москвой и Вашингтоном проделали полный круг

От «империи зла» до «империи зла»

Одним из главных разочарований уходящего года стала неудавшаяся попытка нормализации российско-американских отношений. После июльской встречи президентов России и США в Хельсинки, призванной возобновить прерванный после 2014 года диалог, на Россию обрушилось сразу несколько волн санкций, возведенных Конгрессом в ранг закона, что, как показывает история закона Джексона—Вэника, обещает им долгую жизнь.

Саммит в Хельсинки — далеко не первая попытка перезагрузки отношений между Москвой и Вашингтоном. В декабре 1989 года, спустя без малого семь лет после того, как Рональд Рейган объявил СССР «империей зла» и вскоре после падения Берлинской стены, состоялся исторический Мальтийский саммит, на котором Михаил Горбачев и Джордж Буш-старший договорились начать строительство новых отношений. Все предпосылки для этого были: в СССР повеял «ветер перемен», Москва повернулась лицом к Западу — как сейчас понятно, слишком поспешно и доверчиво, но не об этом речь. Главное, Запад осознал, что в стране произошли необратимые изменения.

Сближение двух стран получило новый импульс в эпоху Бориса Ельцина и Билла Клинтона. В США уже не сомневались, что Россия встала на путь демократического развития, и считали ее своим младшим партнером. Билл Клинтон даже выхлопотал для России место в «семерке», ставшей «восьмеркой».

А потом начались трения: расширение НАТО на Восток, война в Чечне, выход США из ПРО… Российско-американские отношения стали портиться.

Новая попытка сближения с Москвой была предпринята Джорджем Бушем-младшим. После терактов 11 сентября США увидели в России потенциального союзника в борьбе с международным терроризмом. Взаимодействие в этой области действительно началось, но противоречия на других направлениях нарастали, и к концу президентства Джорджа Буша отношения двух стран достигли низшей точки за постсоветский период.

Их попытались исправить Барак Обама и тогдашний президент России Дмитрий Медведев, при которых и был введен в оборот термин «перезагрузка». В марте 2009 года глава МИД РФ Сергей Лавров и госсекретарь США Хиллари Клинтон символично «перезагрузили» отношения, нажав на кнопку с надписью «перегрузка». Ничего хорошего из этого выйти не могло: стороны уже видели друг в друге геополитических соперников, США пытались ограничить влияние России на постсоветском пространстве, а Россия активно противостояла этим попыткам и временами успешно торпедировала американские инициативы.

После событий на Украине и «крымской весны» США ввели против России санкции и попытались организовать ее международную изоляцию, а диалог между Москвой и Вашингтоном практически сошел на нет.

Сменивший Обаму Дональд Трамп пришел в Белый дом с твердым намерением наладить отношения с Москвой, но его остановили. Оказалось, что как демократы, так и республиканцы видят в России «империю зла» и заклятого врага Америки, говорить с которым можно лишь об условиях его капитуляции. Получается, что за 35 лет отношения между Москвой и Вашингтоном проделали полный круг и вернулись в ту же точку, в какой находились в 1983 году. И поскольку запроса на новую «перезагрузку» в американском политическом классе нет, то и перспектив разрядки в обозримом будущем не предвидится.

Источник

Похожие записи