Политика

К 115-летию со дня рождения Алексея Косыгина

Товарищ всех вождей: почему провалились реформы Косыгина

115 лет назад, 21 февраля 1904 года, родился Алексей Косыгин, 16 лет управлявший советским правительством. Отец экономической реформы, остановленной партийными консерваторами, Косыгин отличался высоким интеллектом и хорошим знанием экономики. Поэтому он сумел найти общий язык и со Сталиным, и с Хрущевым, и с Брежневым. Почему масштабные экономические преобразования под руководством Косыгина так и не произошли, — в материале «Газеты.Ru».

На его волевом лице редко можно было видеть улыбку, и с первого взгляда он казался отстраненным, но это впечатление было обманчивым. Начавший свою карьеру предсовмина СССР еще при Иосифе Сталине,

Алексей Косыгин смог стать одной из самых сильных и уважаемых фигур страны послесталинской эпохи, политиком и реформатором, которому, однако, не удалось претворить многие свои идеи в жизнь.

Сталин за глаза называвший Косыгина «Косыгой», ценил его опыт и знания (во время Великой Отечественной он бал одним из организаторов «дороги жизни» для ленинградцев-блокадников), и, вероятно, именно это уберегло его от злой участи. Через год после войны именно Косыгин стал зампредом Совмина СССР и стал активно участвовать в восстановлении разрушенной советской экономики. Хотя после смерти «вождя народов» Косыгин потерял пост, его карьера активно развивалась и при Никите Хрущеве. Он последовательно занял посты зампреда Госплана СССР, а затем и вновь замглавы советского правительства.

При этом Косыгин поддержал смещение Хрущева со своего поста, что было отмечено сменившим его Леонидом Брежневым. Хотя отношения Брежнева и Косыгина никогда не были слишком тесными, именно при нем Косыгин возглавил Совет министров СССР. На этом посту он пробудет 16 лет и попытается осуществить осторожные реформы в рамках существующей системы.

Укреплению позиций Косыгина помог тот факт, что в СССР в то время существовала своеобразная система «сдержек и противовесов». Страной правил «триумвират Брежнев — Косыгин — Подгорный». Последний из них, Николай Подгорный, был председателем советского парламента Верховного Совета СССР. Такая конфигурация власти продержалась до 1977 года, пока пост Подгорного, отправив его самого на пенсию, не прибрал к рукам Брежнев.

Главным детищем Косыгина стала попытка экономической реформы, которая заключалась в том, что

предприятия должны были получить больше самостоятельности в экономической деятельности и использовании прибыли.

В основу реформы легли идеи харьковского профессора-экономиста Евсея Либермана, изложенные им в «Правде» — главной газете СССР.

Перемены пошли экономике на пользу — по сравнению с предыдущей пятилеткой, в 1966-1970 годах среднегодовые темпы прироста национального дохода выросли в среднем на 1,1%, а валовый общественный продукт увеличился более чем на 350%. В СССР начали производить в четыре раза больше продукции, чем в предыдущие четыре пятилетки: выпуск промышленных товаров подскочил на 485%, а сельскохозяйственных — на 171%.

«В 1966-1970 годах экономика росла со среднегодовым показателем 7,2%. До этого три пятилетки подряд темпы последовательно снижались, после 1970-го — тоже», — писал о реформе Косыгина публицист Андрей Колесников в одной из статей в «Газете.Ru».

Однако вскоре экономическая реформа забуксовала и заглохла, так как без политических преобразований будущего у нее не было. Осторожный Косыгин даже не думал о политических изменениях, хотя, возможно, пошел бы на них, если была бы политическая воля со стороны Политбюро. Однако события 1968 года в Чехословакии, которые привели к советскому вторжению в эту страну, отбросили любые мысли о реформах.

При этом по иронии судьбы планы Косыгина по развитию качественной отечественной легкой промышленности пришли в противоречие с планами самого Брежнева, пишет американский профессор-экономист Томас Крамп в книге «Брежнев и падение Советского Союза». Использование доходов от нефти и газа на покупку товаров легкой промышленности на Западе не давало развиваться собственной легкой промышленности СССР. Для Брежнева, пишет автор, «мало значил тот факт, что советская экономика платит за это своей ценой».

Косыгин как международник

В начале правления Брежнева Косыгин активно занимался и международной политикой, встречаясь не только с лидерами сателлитов СССР, но и совершая визиты в США, где он в 1967 году встретился с президентом Линдоном Джонсоном.

За год до этой встречи Косыгин серьезно укрепил свой международный авторитет, выступив посредником на переговорах между Индией и Пакистаном — они находились в состоянии военного конфликта.

Именно благодаря усилиям Косыгина в столице тогдашнего советского Узбекистана была подписана «Ташкентская декларация» — документ обязывал обе стороны прекратить боевые действия, отвести вооруженные силы на позиции, которые они занимали до конфликта, возобновить дипотношения.

По воспоминаниям современников, Косыгин сыграл важнейшую роль в индо-пакистанском урегулировании, так как пользовался доверием обеих сторон. Это была победа здравого смысла и дипломатическая победа СССР: «Наконец, главное дело, ради которого все собрались, увенчалось успехом: был составлен и подписан совместный документ — Ташкентская декларация. Это была подлинная победа советской дипломатии. И главную роль в ней сыграл Алексей Николаевич Косыгин», — писал в своей книге воспоминаний известный советский переводчик Виктор Суходрев.

Документ называют одним из ярких примеров дипломатической роли Советского Союза в мировой политике, хотя заключенный благодаря ему мир продержался недолго.

После печально известного инцидента на острове Даманский — пограничного конфликта между СССР и КНР в марте 1969 года — именно Косыгин участвовал в переговорах с премьером Китая Чжоу Эньлаем, которые помогли сторонам прийти к определенным договоренностям. Переговоры были короткими и состоялись почти случайно — по пути из Вьетнама, где Косыгин был с визитом, он послал телеграмму китайскому народу и его премьеру.

В ответ на это Эньлай попросил Косыгина приземлиться, и они провели короткую встречу. Она была показана по телевидению, и это не понравилось Брежневу, рассказывал в интервью журналу «Коммерсант-Власть» Михаил Смиртюков, в прошлом управляющий делами Совмина СССР.

Несмотря на дипломатические способности Косыгина, ему и его сторонникам не удалось убедить тех, кто придерживался жесткой линии, не вводить войска в Афганистан в 1979 году. Через год после этого Косыгин был отправлен в отставку, а вскоре после этого — в декабре 1980 года — он умер.

Источник

Похожие записи