Экономика

Дмитрий Бутрин — о том, как Россия впервые получает больше импорта, чем сюда отправляет остальная планета

Дмитрий Бутрин — о том, как Россия впервые получает больше импорта, чем сюда отправляет остальная планета

Внешняя торговля с Солнечной системой

Обычное правило трактовки официальных сообщений о борьбе с чем-либо выглядит так: если сообщается, что есть успехи — значит, дела так себе, если с объявленных ранее фронтов борьбы с каким-либо экономическим явлением нет новостей год-два — возможно, она в какой-то степени успешна. О том, что что-то получилось, потом иногда рассказывает статистика. «Зеркальные» данные об экспорте и импорте РФ (сопоставление официальных цифр импорта и экспорта РФ с данными экспорта и импорта всех торговых партнеров), собранные Банком России по состоянию на 2017 год, впервые систематизируют ранее разрозненные и неофициальные «зеркальные» оценки.

«Зеркальные» данные по импорту в какой-то степени сенсационны: по итогам 2017 года, следует из расчетов ЦБ, в Россию официально пришло товаров (сводка ЦБ не затрагивает данные об услугах) на $4,7 млрд, или на 2% от общего потока больше, чем в нее направили. Мировой экспорт в РФ всегда немного превышал объемы мирового импорта из России, пиковых значений по сумме разница достигала в 2007 году ($37,9 млрд), по доле в зафиксированном за пределами России экспорте в РФ — в 2004 году (29%). В этих цифрах, собственно, гигантская индустрия контрабанды и смежных явлений, в том числе банковского «транзита». Статистика ЦБ достаточно внятно демонстрирует: все победы начала 2010-х над этим явлением, видимые как валы уголовных дел и постоянные увольнения глав таможенных управлений ФТС в те годы, были локальными. Индустрия контрабанды и серого импорта в ее исторически существовавшем виде в 2013–2014 годах восстанавливала обороты до объема лишь вдвое меньше докризисных, $16–18 млрд в год. Но все же сложно сказать, как так вышло, что в 2017 году Россия получила почти на $5 млрд импорта с территорий, в списке государств на планете Земля не значащихся. Видимо, речь идет о проблемах учета импорта через ЕАЭС. Но — как знать?

С «зеркальными» данными экспорта из РФ все сложнее, хотя расхождения там в 2016–2017 годах не превышают 0,3%. Достаточно интересны расхождения 2013–2016 годов на $7,7–10,4 млрд в год (на пике — 3% объема экспорта РФ) стоимости товаров, Россию вроде бы не покидавших, но за границей успешно полученных. В 2009–2012 годах существовало более понятное явление: официальный экспорт из России превышал зафиксированный импорт российских товаров партнерами на суммы от $3 млрд до $7 млрд в год, сумму возмещенного экспортного НДС на «призрачный» экспорт предлагаю прикинуть самостоятельно. Но какие товары и зачем тайно экспортировались из России на внушительные и по мировым меркам $10 млрд, что это может быть? Экономический смысл в таком экспорте есть только в случае с нефтью или оружием, но тайный экспорт нефти на такие суммы плохо представим, а тайный экспорт оружия вряд ли бы фиксировался в статсводках принимающей стороны. Остается уповать на то, что непременно появится какая-нибудь новая неожиданная статсводка — правда, скорее поздно, чем рано.

Источник

Похожие записи