Технологии

Директор «Центра мониторинга молодёжной среды» рассказал о целях работы организации

«Угроза очень серьёзная»

Директор АНО «Центр мониторинга молодёжной среды» Денис Заварзин рассказал «Газете.Ru» о целях возглавляемой им организации, сотрудничестве с профильными госведомствами, а также об истинных целях создания деструктивных сообществ в соцсетях и способах борьбы с ними.

— Центр изучения и сетевого мониторинга молодежной среды заключил соглашение с Роскомнадзором. Расскажите, какая работа будет вестись в рамках этого соглашения?
— Центр изучения и сетевого мониторинга молодежной среды создан в октябре 2018 года и начал свою работу с 1 января 2019 года. Учредителем Центра стало Федеральное агентство по делам молодежи. Основной целью организации является осуществление мониторинга распространения в информационно-коммуникационных сетях информации, склоняющей или побуждающей детей к совершению действий, представляющих угрозу жизни и здоровья их и окружающих.

Иными словами, мы выявляем в интернете информацию, которая способствует девиантному, опасному поведению молодых людей.

В настоящее время сформировано несколько ключевых направлений, в частности Центр выявляет информацию, касающуюся, например, детского суицида, кибербуллинга, а также других проявлений девиантного поведения и деструктивных явлений в молодежной среде. В рамках взаимодействия мы будем передавать в Роскомнадзор данные мониторинга, который ведут наши специалисты. Помимо Роскомнадзора мы налаживаем сотрудничество и с другими органами власти: Министерством просвещения, Министерством науки и высшего образования, силовыми ведомствами.

— Не вызовет ли деятельность Центра тотальный контроль над гражданами? Как вы относитесь к, так называемым, делам «за лайки репосты»?
— В среднем, в социальной сети «Вконтакте» ежедневно регистрируется около 5 интернет-формирований, пропагандирующих деструктивную идеологию. Эти молодежные сообщества и группы смерти, воспевающие культ самоубийства и подростков-убийц сегодня на слуху. Зачем же создаются такие сообщества? В связи с интересом к теме со стороны подростков, не исключаю, что создатели групп ищут коммерческую выгоду. Зачастую в подобных сообществах встречается реклама и продажа товаров и услуг.

Создатели и руководители групп вполне осознанно проводят социальное исследование, выявляя внушаемых подростков, склонных к агрессии. Таким образом, администраторы подобных групп постепенно формируют свою среду, сообщество молодежи, для которой деструктивное поведение – это нормально.

Сейчас, чтобы найти информацию, вступить в такие группы и начать общаться с их участниками в сети, подросткам достаточно зайти в интернет со смартфона и найти нужные паблики. Доступность такой информации и есть опасность. Важно, что мы не говорим о запретительных мерах и о контроле.

Целью своей деятельности мы видим профилактику.

Ведь молодой человек прежде, чем совершить противоправное действие или суицид как-то приходит к этому. И на своём пути часто оставляет следы в интернете: советуется, просит помощи. Наша задача именно на этом этапе выявить такого колеблющегося человека и не дать ему совершить преступление. Помочь ему с помощью психологов, педагогов, социальных работников.

— Одной из ваших целей заявлено создание позитивного контента. Означает ли это, что вы будете тратить деньги налогоплательщиков на пропаганду?
— Обратите внимание, сколько фильмов снято и сколько песен написано на тематику насилия во всём мире, и в России тоже. Как происходит романтизация деструктивных субкультур. Целевой аудиторией этих «продуктов» медиасреды являются наши дети.

И плоды этой культуры уже проявляются. Нам необходимо как-то на это реагировать.

Разумеется, министерствами и ведомствами ведётся работа по созданию фильмов, спектаклей, направленных на патриотическое и нравственное воспитание молодёжи. Однако, специфика контента для интернета ещё не в полной мере охвачена.

— Как производится мониторинг? Будете ли вы собирать и хранить персональные данные? Будут ли вам доступны данные переписки?
— Мы производим мониторинг только открытых и общедоступных данных. В нашей работе не идёт речи о слежке за гражданами. Мы полностью соблюдаем все действующие законы РФ.

— По каким критериям будет производиться оценка информации? Каким образом она будет сортироваться на «разрешенную» и «деструктивную»?
— В первую очередь, необходимо дать пояснения в терминологии и понятиях. Что такое деструктивная информация? В широком смысле – это информация, направленная на разрушение, уничтожение, нарушение нормы поведения человека. В узком же смысле – это контент, который способен разрушительно влиять на пользователя с точки зрения личности и поведенческой нормы. В современном мире контент нас окружает везде: фильмы, наружная реклама, музыка и, конечно, интернет.

Ежемесячная аудитория русского сегмента Интернета на сегодняшний день составляет порядка 90 млн. пользователей, что составляет 73% населения России. При этом 52% россиян ежедневно заходят хотя бы в одну из социальных сетей. Представляете, насколько прочно социальные сети вошли в нашу повседневную жизнь. Только в социальной сети «В контакте» ежедневно создаются порядка 5 групп, содержащие потенциально опасный контент, а 25 млн. пользователей являются постоянными участниками таких сообществ.

На данный момент специалистами Центра определено порядка 30 субкультур деструктивной направленности: это и печально известные «группы смерти» и другие суицидальные группы, которые объединяют более 375 тысяч человек, сообщества, призывающие к насилию в школах и на улицах наших городов. Так, например, в социальной сети «В контакте» более 100 групп, посвящённых «скулшутингу» (school shooting – это вооруженное нападение учащегося или стороннего человека на школьников внутри учебного заведения. — «Газета.Ru»).

Около 32 тысяч человек, участников этих групп, ежедневно обсуждают расстрелы одноклассников и учителей, боготворят Владислава Рослякова, совершившего массовое убийство в колледже Керчи.Также популярны сообщества, осуществляющие травлю, так называемый кибербуллинг и многие другие. И таких сообществ только в социальной сети «В контакте» более 2,5 тысяч, в них состоят почти 35 млн. активных пользователей. Угроза очень серьёзная.

Необходимо отметить, что разделение информации на «разрешенную» и «деструктивную» является не совсем правильным, так как любая информация, несущая в себе угрозу жизни или здоровью детей и молодёжи, является деструктивной. Однако оценивать информацию с точки зрения разрешения к использованию не в нашей компетенции. Мы лишь можем, опираясь на мнение экспертного сообщества, обратить внимание на деструктивные посылы информации.

В настоящее время Центр находится на этапе становления, нами формируется экспертный совет, который будет состоять из профессиональных педагогов и психологов.

Они помогут выработать критерии оценки такой информации, создать методики для профилактической работы с молодёжью. Надо отметить, что по нашим наблюдениям, под наибольшее влияние попадают молодые люди из неблагополучных семей, дети-сироты, выпускники детских домов, а это свыше 480 тысяч человек. Это отдельная тема для исследования.

— Недавно министр здравоохранения Великобритании Мэтью Хэнкок предложил блокировать социальные сети, через которые распространяется вредоносный контент. Вы согласны с такой инициативой?
— Как говорилось в СМИ, причиной такого обсуждения стал суицид подростка после просмотра роликов в интернете. Этой проблемой, на самом деле, озабочен весь мир. Хэнкок направил обращение к владельцам и разработчикам социальных сетей и информационных продуктов, чтобы они начали вести работу с контентом, публикуемом на ресурсах. Я считаю, что было бы правильным, если бы разработчики и владельцы социальных сетей вели работу по фильтрации контента самостоятельно. Тем не менее, нельзя находиться безучастным к этому процессу, отдавая всё на откуп сознательности бизнеса.

— Как будет осуществляться мониторинг?
— Во все времена подростки составляли особую социально-демографическую группу, но в наше время сложилась специфическая подростковая культура, которая, оказывает весомое значение на личностное развитие современной молодежи. Все больше подростков каждый день вовлекается в различные субкультурные течения. В России они чаще всего формируются на базе резонансных событий. Подростки находят себя и схожесть интересов с «героями» событий и пытаются подражать им, поэтому формирование подобных сообществ происходит в короткий срок. Создаются личные страницы, группы, паблики, каналы тематической направленности. И на волне «хайпа» сообщества собирают единомышленников.

На этом этапе важно оперативно отслеживать, выявлять и предубеждать распространения новых молодежных течений. Учитывая огромные массивы информации, первичный мониторинг будет автоматизирован.

После получения результатов, наши штатные аналитики тщательно проверяют полученную информацию. На начальном этапе Центр использует ресурсы мониторинговых систем сети интернет. В дальнейшем планируется создание собственной системы мониторинга. На сегодняшний день Центр разрабатывает технические требования для такой системы.

Можно привести несколько примеров резонансных дел, всколыхнувших волну формирования новых движений в сети.

Это массовое убийство в Керченском политехническом колледже в октябре 2018 года. Тогда пострадали 67 человек, а в результате взрыва и стрельбы погиб 21 человек, включая предполагаемого нападавшего. Большой отклик вызвало самоубийство девушки. «Ня. Пока», – именно с этой фразой до сих пор ассоциируется этот случай, породивший множество мемов в сети. Многие знают о сообществах с тематикой А.У.Е. На волне популярности воровской культуры появилось быстро набирающее единомышленников игровое приложение насчитывающее, на сегодняшний день, более 1 000 000 активных участников и приносящее своим создателям, по средствам пожертвований, весомые денежные суммы.

При более детальном рассмотрении каждой субкультуры, выявляется закономерность – почти каждая из них приносит владельцам сообществ заработок через прямую или косвенную продажу рекламы.

По скорости «вброса» и распространении информации, охвату территории РФ, с большой долей вероятности просматривается наличие организованных групп распределенного влияния, с серьезной финансовой и технической поддержкой. Формирование и поддержкой определенной степени «накала» каждого направления, чтобы, при необходимости, в зависимости от задачи, усилив психологическое давление вывести деструктив из виртуального пространства в реальную жизнь. Для этого, в том числе, создаются фэйковые аккаунты и искусственные личности (боты). Данная подрывная деятельность может быть потенциально опасна для существующих этически-моральных норм общества и конституционного строя государства.

— Зачем разрабатывать новую систему, если подобные системы существуют?
— Большинство современных систем мониторинга используются коммерческими структурами в маркетинговых исследованиях, в менеджменте продаж. Подобные системы не содержат технологий, необходимых для мониторинга молодежной среды на предмет деструктивных явлений, для этой работы необходима другая система. Мы провели подробное исследование рынка и пришли к выводу, что системы, полностью подходящей под наши задачи, не существует. Существующие системы не дают предупреждающей информации, отражая только статистику совершившихся событий. Кроме того, считаем, что для обеспечения информационной безопасности необходимо иметь собственные разработки.

— В прессе появилась информация, что Центру выделены немалые деньги – 628 миллионов. Прокомментируйте эту информацию, на что пойдут эти средства?
— На данный момент указанные средства ещё не доведены. Для качественной и бесперебойной работы Центра понадобятся ресурсы.
Важно отметить, что озвученная вами сумма выделяется на три года, а не разово.

В 2019 году на работу Центра запланированы 199, 8 млн. рублей, в 2020 году — 212,4 млн. рублей и в 2021 году — 215, 8 млн. рублей.

Распределение средств, выделенных на создание и развитие Центра, коррелируется с такими задачами, как создание и совершенствование системы консолидированной технической поддержки по изучению, мониторингу и анализу возникающих угроз, формирование методологической основы разработки современных подходов по противодействию им и принятию мер своевременного реагирования. Специфика вопроса подразумевает наличие качественной технической, методической и ресурсной поддержки, а также наличие современной инфраструктуры.

— В какие сроки Центр приступит к полноценной работе?
— Официально работа центра начала свою деятельность с 1 января 2019 года. В настоящее время вырабатываются методические рекомендации, критерии оценки информации и формируется экспертное сообщество для налаживания механизмов работы Центра по выявлению и недопущению распространения деструктивных течений и явлений.

— Центр только создан. Что вы видите своей главной целью и задачей?
— У всех у нас есть дети, младшие сёстры и братья, племянники… Все они читают, смотрят видео, слушают музыку через гаджеты в интернете. Посмотрите, сколько только за последний год случаев нападений школьников с оружием на одноклассников и учителей, суицидов, случаев, где дети агрессивно реагируют на простые, казалось бы, ситуации. Это говорит о том, что мир глобален, открыт. А мы ещё не научились защищаться, не научились ограждать от этого своих детей. Это мы и видим своей главной целью.

Источник

Похожие записи