Мнения

Алла Боголепова о том, как женщины попадаются на одну и ту же удочку вранья

Алла Боголепова

Журналист

Святая простота: в какую ложь верят мужчины

Иногда мужчины нас обманывают: по мелочи или крупно, ради выгоды или из спортивного интереса. А иной раз чтобы не выглядеть глупо, что в конечном итоге все равно выглядит глупо. Это может бесить, забавлять и даже трогать: ну соврал и соврал, кто без греха. Спустили на тормозах или приняли меры, живем дальше. В конце концов, мы уже давно не наивные куколки, цену кристально чистым мужским глазам знаем и сердце по пустякам рвать не намерены.

Однако есть ложь, в которую мы верим. Абсурдная в своей шаблонности. Своего рода классика жанра. Изученная вдоль и поперек, разложенная на молекулы и миллион раз раскрытая и препарированная. Мы на чем свет стоит ругаем подруг, которые на эту ложь попались — а потом попадаемся сами.

Этот вид мужской лжи абсолютно непобедим. Потому что он вовсе не ложь, а самая что ни на есть правда. Есть ситуации, в которых мужчины нам не лгут — ну или лгут не только нам, но и себе. Хитрость в том, что обмануты оба, но страдает в итоге только женщина.

«Мы будем вместе, когда подрастут дети»

Во-первых, когда они «подрастут», постареет жена, оставить которую наедине с одиночеством и болезнями просто верх скотства, и «ты первая перестанешь меня уважать». Кстати, вот это «ты перестанешь меня уважать» — это Леонардо в галерее манипуляций.

Разве ты полюбила бы меня, будь я способен бросить женщину, отдавшую мне молодость? Разве могла бы ты доверять тому, кто может добить слабого, предать доверившегося? Ты ведь не такая, и я не такой, мы высокоморальные люди, поэтому я пошел домой, и нет, в выходные позвонить не смогу.

Во-вторых, дети не подрастут никогда. Потому что пока они будут подрастать, с огромной долей вероятности появятся другие дети. Несмотря на то, что «с женой давно ничего нет, живем как соседи». А если нет, то подросших детей надо будет учить, отмазывать от армии, женить, устраивать в жизни, помогать с внуками… «Ты не понимаешь. Для родителей дети — они в любом возрасте дети».

Мужчина, откладывающий развод на потом, чаще всего верит в свои обещания. Так что технически считать их ложью все-таки нельзя. Это его отложенное светлое будущее, его «эх, заживем», которое никогда не наступит.

Его параллельный мир, крушение которого он переживет с легкостью. Потому что он в этот мир только заглядывал. А жил, в отличие от вас, в своем изначальном, где жена, дети, семейные праздники и прочая бескрылая бытовуха. Которая, как он в конечном итоге признАется, и есть самое ценное в жизни. Ну, когда, убеленный сединами, станет отговаривать своего сына бросать жену ради любовницы.

«Штамп в паспорте ничего не меняет»

В переводе на человеческий это означает буквально следующее: я не хочу на тебе жениться. Законный брак с тобой мне не нужен. Я не хочу быть связанным с тобой официально. Не хочу думать о будущем, потому что в моем будущем тебя нет. Вот что это означает, а вовсе не какую-то там свободу от условностей и нерушимую веру в вечную любовь.

Вера и свобода хороши пока нет детей и нет проблем. Но они ничем не помогут, если придется принимать тяжелые решения, на которые люди формально друг другу чужие не имеют прав. И потому разговоры про то, что «штамп не гарантия» — это оправдание для одного и самоутешение для другого.

«Брачный контракт — кормушка для юристов»

Немного найдется мужчин, которые перед свадьбой подсчитывают потенциальные барыши в случае развода. Не до того им перед свадьбой — все силы уходят на то, чтобы пережить грядущее. А может, я несправедлива, и они просто верят в любовь. Как бы там ни было, предложение оформить брачный договор отчего-то воспринимается как нечто не совсем приличное. Непристойное даже, бросающее тень на невесту, которая должна думать о торте и своем счастье, а не про то, кому что отойдет в случае, если счастье через год, простите, каза болду. Фу, как это пошло и бескрыло, и это ее мама науськала, трясется за жилплощадь, старая выжига.

Жених, отрицающий саму вероятность развода или уверенный в том, что он будет «цивилизованным» — это, конечно, красиво, как свежая бутоньерка на лацкане свадебного фрака. Бывший муж, пилящий обеденный стол и купленную на бабушкино наследство жены квартиру — уже не так красиво. А между тем обычно это один и тот же человек. Просто с разницей в некоторое количество лет.

«Это верная прибыль! Но сначала надо вложиться»

Опять же: он не врет. Он верит, и вера его крепка и нерушима. «Я займусь бизнесом» — это не планы, не образ жизни и даже не тип мышления. Это религия. Страсть. Поколебать ее не может вообще ничто, включая визиты коллекторов, продажу машины и третью работу у жены, которая выкручивается, как может и как не может пока «бизнесмен» бегает от кредиторов, параллельно придумывая, на что потратит миллионы, которых у него никогда не будет.

Прожектер бескорыстен и щедр, он искренне верит в свою удачу и готов купить жене яхту, бриллианты и ручного слона. До тех пор, пока она поддерживает его идиотские начинания и не требует найти нормальную работу, чтобы хватало на текущую жизнь. Как только начинает требовать, все: ты в меня не веришь, ты обрезаешь мне крылья, ты хочешь всю жизнь перебиваться с хлеба на воду, кстати, хлеб кончился, купи по дороге, у меня встреча с партнерами.

«Даже не сомневайся — рожай!»

О чем тут думать, что значит: «Мы не готовы»? Я готов, я буду тебе помогать, мы наймем няню, выпишем маму, мы справимся!

Как правило, это воодушевляющее «мы» заканчивается через пару недель бессонных ночей, когда выясняется, что младенец орет, болеет, хочет есть, пачкает подгузники и требует внимания.

А жена, которая еще год назад зарабатывала, была стройной и легкой на подъем, теперь просто мечтает выспаться. У нее нет планов и желаний, кроме десяти часов непрерывного сна в тишине.

И тогда «мы» превращается в «она опустилась» и «я не думал, что материнство ее так изменит». И вообще, моя мама не нянька, нянька слишком дорого, и зачем тебе вообще помощь, ребенок — это не работа, а естественное предназначение женщины. В конце концов, это было твое решение, не хотела — не рожала бы.

«Моя мама желает тебе добра»

Он правда так думает. Когда его мама скептически фыркает на готовку жены. Когда она намекает, что маникюр каждую неделю — барство. Когда рассказывает — хотя ее никто не спрашивал! — как лучше заботиться о ее сыночке, и к чему он привык с самого детства. Добра-то она желает, никто не спорит.

Но добро в ее понимании — это когда невестка знает свое место и делает ее мальчику хорошо. А главная женщина все равно она, мама. Потому что «жен может быть много, а мать одна».

«Этот аккаунт на сайте знакомств — для прикола»

Может так оно и было — поначалу. Ну интересно же, что в мире происходит, чего все про этот тиндер говорят. Интересно поглядеть, каковы мои акции на рынке отношений. Нет-нет, торговать я не собираюсь, просто гляну одним глазком. Ну, может, пофлиртую разок, это же интернет, чего такого. Но специфика любых интернет-романов такова, что они переходят в реальную жизнь, причем скорее рано чем поздно. Тайна будоражит, и вот уже то, что начиналось как прикол, заставляет писать сообщения, обмениваться фотографиями и нервничать, когда одна галочка «Доставлено» в вотсаппе долго не меняется на две «Прочитано».

«Наш с твоей мамой развод ничего не изменит, сынок»

Развод изменит все, и с какими бы прекрасными намерениями мужчина не вступал в жизнь «воскресного папы», пройдет совсем немного времени, и они сойдут на нет. Ну просто потому что так, увы, устроен человек: привязанность гаснет, когда ее объект далеко. «Мы будем видеться, я буду с тобой всегда, когда ты захочешь», — к сожалению, это только слова.

У мужчины, не обремененного ежедневными заботами о ребенке, начинается другая жизнь, и чем дальше, тем меньше в ней места для детей, оставшихся с матерью. Три дня в неделю постепенно превращаются в пару часов по субботам, неурочные звонки. «Он заболел, отвези нас в больницу» — вызывает глухое или не очень раздражение. Мужчина, который не видит своих детей каждый день, не живет с ними и не включен в процесс постоянной заботы о них, чаще всего «смиряется с ситуацией», в которой, конечно, виновата бывшая. И в конце концов находит себе роскошное оправдание: мы наладим отношения, когда он вырастет. Что, конечно, вряд ли.

«Да, я вымою посуду»

Он вымоет. Но не прямо сейчас. Вот отправит последний email, пройдет уровень в игре, дождется рекламной паузы в политическом ток-шоу — и вымоет. Через десять минут, в крайнем случае завтра. Мы все равно уже поужинали, что случится, если я сделаю это потом? Тебе так срочно нужна именно эта кастрюля? И вот ты сидишь со своим вязанием, а эта чертова посуда за стеной так и лежит немытая, и ты думаешь: я бы уже сто раз вымыла ее сама. А, черт с тобой, иду на кухню! Он не слышит, как ты раздраженно грохочешь тарелками. Он занят. Но в тот момент, когда в сушилку отправляется последняя вилка, он возникает за твоей спиной и оскорбленно говорит: «Вот зачем ты, я же сказал, что вымою!»

Источник

Похожие записи